Центр обеспечения полетов, или 10 фактов о Центре комплексной безопасности предприятий угольной отрасли

«Центр обеспечения полетов» – так шахтеры в шутку и с уважением называют открывшийся в июне 2013 года в Луганске Центр комплексной безопасности предприятий угольной отрасли. Об уникальности Центра, его задачах, эффективности, перспективах и юридических тонкостях функционирования рассказывают губернатор Луганской области Владимир Пристюк, председатель Госгорпромнадзора Александр Хохотва, его первый заместитель Виктор Шайтан и директор завода им. Петровского Виктор Брюм.

illustr

1. О цели создания Центра

Виктор Шайтан, первый заместитель председателя Госгорпромнадзора:

– Главная цель создания Центра – максимально снизить уровень травматизма в угольной отрасли. Благодаря ему появилась возможность более эффективно контролировать состояние шахтной атмосферы и горно-шахтного оборудования, а также предотвращать возникновение опасных ситуаций, в том числе их автоматизированного прогнозирования, что отвечает требованиям международных конвенций.

Виктор Брюм, директор завода им. Петровского:

– Раньше говорили: «государево око» за всем смотрит. В роли этого «ока» выступает Держгірпромнагляд, а система – техническое средство на шахте, система УТАС и Центр, связанный с шахтой, позволяют не допускать ошибок, даже во имя добычи. И если на шахте захотят это сделать, система их поправит.

2. Как это работает?

Александр Хохотва, председатель Госгорпромнадзора:

– Центр предполагает объединение в единую информационную базу 35 угольных предприятий, оснащенных системами УТАС. В последующем предусмотрено подключение к центру 158 шахт.

Вот пример: авария на Щегловке-Глубокой. Центр отреагировал буквально через минуту после возникновения внештатной ситуации. Были приняты своевременные меры, что минимизировало потери при этой аварии. Таких аварийных ситуаций было уже больше десятка.

3. Во что обошлось строительство Центра? Сколько стоит система УТАС для одной шахты?

Александр Хохотва:

– На приобретение оборудования для Центра государство потратило 30 млн грн. Строительство профинансировал завод им. Петровского из своей прибыли, как производитель этого оборудования.

Александр Хохотва:

– Чтобы оснастить шахту, которая дает 3 тыс. тонн угля в сутки, надо 17-25 млн грн. Однако это, фактически, модернизация производства. То есть, заменяется вся кабельная продукция, вся система автоматики. На выходе получаем современное предприятие, которое ничем не отличается от предприятий европейского уровня.

4. Как поменяется надзор в связи с внедрением УТАС и открытием Центра?

Александр Хохотва:

– Раньше инспектор посещал шахту раз в сутки-двое, а сейчас он постоянно держит по контролем в режиме он-лайн работу всех подсистем. Вот вам и изменение контроля. То есть, сегодня человек на хорошем рабочем месте, которое оснащено высочайшими технологиями, делает свое дело… Это же совсем другой надзор. Не надо ездить в шахту, ты в любую минуту можешь посмотреть, как обстоят дела на том или ином участке… И следующий этап, это когда руководитель предприятия может войти в подсистему, зная ее код, и отследить работу любого участка, технологической цепочки на своем или на соседнем предприятии. Это как для генерального директора, так и для меня. Я могу через интернет войти на любую шахту и посмотреть: а с какими нагрузками работает техника, какая газовая обстановка на предприятии?..

Владимир Пристюк, глава Луганской государственной администрации

– Работа центра повлияет на культуру производства. Понимаете, когда постоянно чье-то око контролирует, то рано или поздно рефлекс безопасности и понимания, что спросят, срабатывает. Когда в помещении видеокамера, то уже ведешь себя по-другому, лишнего не говоришь, за жестами следишь, точно также на производстве. То есть, инспектор уже через датчики заставляет людей выполнять операции, которые они обязаны выполнять по технике безопасности и по технологии ведения производственных работ. Я думаю, что работа Центра будет способствовать улучшению показателей, и по уменьшению травматизма, и по снижению аварийности, и по росту производства.

5. Существуют ли аналоги системы УТАС и центра безопасности в мире?

Александр Хохотва:

– Если говорить о самом Центре, то нигде в мире нет такого. И нигде государство так не отслеживает, как мы. Ни Россия, ни страны СНГ, нигде в мире. Это не я говорю, это говорит наша наука и специалисты, очень много контактирующие с коллегами, которые занимаются вопросами охраны труда на угольных предприятиях.

Виктор Брюм:

– Мы первые. Такой практики, в том числе на территории СНГ, нет. И таких задач амбициозных, какие поставило правительство, Президент, тоже никто не ставил: полностью обеспечить безопасность шахтерского труда.

6. Технические и производственные возможности завода им. Петровского по оснащению шахт системами УТАС?

Александр Хохотва:

– Сегодня Виктор Брюм работает над созданием всей этой системы с нагрузкой в полторы смены. Но у него есть мощности, позволяющие ему работать в три смены. И мы можем оснащать не 3-4 шахты в год, а 8-10, в зависимости от финансирования.

Виктор Брюм:

– Мы просчитали возможности, максимальную производительность: сколько завод может изготавливать систем. И вышли на цифру 80 систем в год. Это включает в себя оснащение, расширение и прочее. Если такая задача, в таких масштабах будет поставлена, – значит, соответствующий технический ответ будет дан.

7. Что будет с другими системами безопасности (не УТАС)? Будут ли они подключены к Центру?

Александр Хохотва:

– Государство несет ответственность за жизни людей, которые проживают на территории Украины. Не важно, какой формы собственности предприятие. И хотя по закону за безопасность на производстве отвечают работодатели, государство с себя ответственности не снимает.

Президент поручил министру (Минтопэнерго. – Ред.) и мне лично подготовить законодательную базу, чтобы шахты, оснащенные подобными системами, не обязательно УТАС, были обязательно подключены к Центру независимо от форм собственности, объемов добычи и так далее.

8. О персонале центра, правах, обязанностях и юридических аспектах

Александр Хохотва:

– Персонал – это инспектора высшего класса, которые привлечены к работе. У каждого инспектора по четыре шахты, которые он знает как свои пять пальцев, потому, что контролировал их и ранее, а значит, посещал и знает планы ликвидации аварий. Здесь будут работать специалисты, которые отдали этому делу лет по 25-30 как минимум. Это люди, которые недавно работали инспекторами, например, в пылегазовых инспекциях, те, которые понимают, что за этим событием может последовать.

Виктор Брюм:

– Классные специалисты, которые будут работать в центре – эксперты. У них будут другие, большие права, которые в корне поменяют взаимоотношение с субъектами хозяйствования. Если сейчас все, что делается на шахте, – ответственность самой шахты и объединения, то теперь появляется надстройка. Но не для того чтобы понукать и командовать, а для того, чтобы четко не дать развиться опасной ситуации. Сейчас это прорабатывается Госгорпромнадзором и будет вынесено на решение Кабинета Министров.

9. О минимизации человеческого фактора в аварийных ситуациях

Александр Хохотва:

– Действительно, его надо исключать. В рамках УТАС уже разработаны и используются такие технологии, как вход в систему через сканер, который запоминает отпечатки пальцев. Таким образом, право входа в систему имеют только ведущие сотрудники. Разработан радио-калибратор приборов и датчиков, который позволяет устанавливать ноль и выполнять другие задачи на расстоянии. Внедрены еще десятки новшеств, о которых можно было бы сказать. Но самое главное, – какая задача ставится? Чтобы поставить стенку пожарам, взрывам и несчастным случаям.

10. Социально-экономический эффект для Луганской области

Владимир Пристюк:

– Мы угольная территория, и надолго. Пусть никто не сомневается – Луганская область никогда не будет без угольной отрасли, никогда. Здесь самое большое количество разведанных углей, есть хорошие мощности пластов, которые могут давать качественный, окупаемый уголь, и здесь, прежде всего, заложена база. У нас профессия шахтера востребована, здесь есть династии, опыт, традиции. Потерять эту профессию мы не можем. Одна из составляющих шахтерского труда – безопасность. Сегодня центр дает возможность решать эту задачу, а значит, – в мышлении людей все больше и больше будет понимание того, что и в шахте можно работать безопасно.

– 33 млн грн, которые потрачены на создание центра, – инвестиция и дополнительные средства в бюджет Луганской области. Здесь сработали наши строители и подрядчики. Кроме того, будет создано порядка 100 рабочих мест, притом высококвалифицированных, со средней зарплатой не менее 6 тыс. грн.

Комментарии закрыты.

Яндекс.Метрика